Приветствую Вас Гость! | DE

Регистрация | Вход | RSS | Новости на E-mail
ГЛАВНАЯ  НЕДВИЖИМОСТЬ  БИЗНЕС  ИПОТЕКА  БАНКИ  ИНВЕСТИЦИИ  СТРАХОВАНИЕ  ИММИГРАЦИЯ  СТАТЬИ  ВОПРОСЫ  ДИАЛОГ  О НАС  КОНТАКТ

За рубежом

Календарь новостей

«  Март 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Бизнес в Европе

Дома и квартиры на FB

За границей


Ради нескольких строчек в газете

21:29

Читайте также
Список погибших журналистов на прошлой неделе пополнился двумя именами. Жертвами ожесточённых обстрелов сирийского города Хомс стали специальный корреспондент Sunday Times американка Мэри Колвин (Marie Colvin) и молодой французский кинодокументалист Реми Ошлик (Rémi Ochlik). Мэри Колвин, заслужившая славу «королевы военной журналистики», была единственной представительницей британских СМИ, работавшей в районе Баба-Амр. Не всякий мужчина мог отважиться на такую рискованную командировку. А она решилась, преодолев массу препятствий: ползком, пешком, верхом на осле по каменистой пустыне, без воды, связи и надёжного сопровождения. Всё это из её последнего репортажа. Смелая журналистка добралась до цели, и с этого момента из Сирии начала поступать достоверная информация, которую так тщательно скрывал на протяжении почти года режим Башара Асада (Bashar al-Assad). То же самое можно сказать о её коллеге – операторе и фотографе Реми Ошлике, который в последние месяцы стал главным источником видеоматериалов о происходящем в городе, заслужившем славу «сирийского Сталинграда». Говорят, он погиб с камерой в руках. 

Гибель Колвин потрясла практически всех военных корреспондентов, которым довелось с ней работать. Мужество Мэри и её преданность своему делу неизменно вызывали восхищение. На основе её биографии, наверное, можно было бы написать захватывающий сюжет к приключенческому фильму. Журналистская карьера Колвин после Йельского университета началась с репортёра полицейской хроники сначала в Нью-Йорке, а затем в Париже и Лондоне. В 90-х годах в качестве ближневосточного корреспондента Sunday Times, она писала о беспорядках в Бейруте, освещала палестино-израильский конфликт (11 лет работала в Израиле), проводила собственное расследование о борьбе с контрабандистами в Йемене. Одной из главных тем Мэри была война в Персидском заливе.

В те же годы Колвин умудрилась побывать в Чечне, где чудом осталась в живых. В газете The Telegraph сегодня описывается случай, как журналистке пришлось бежать от чеченских боевиков по заснеженной горной тропе в направлении Грузии. Четыре дня она не выходила на связь, что вызвало обеспокоенность у её мужа Патрика Бишопа (Patrick Bishop), тогдашнего корреспондента этого издания, который, предположив, что с Мэри случилась беда, обратился за помощью в американское посольство в Тбилиси. За журналисткой был отправлен вертолёт, обнаруживший её в горном ущелье – к счастью, целой и невредимой.

А вот ещё одна страничка её журналистских подвигов. В 2001 году Колвин стала первым западным журналистом, получившим доступ в цитадель «тигров освобождения Тамил Илама» на севере Шри-Ланки. Выполнив редакционное задание, уже по дороге домой Мэри попала под обстрел правительственных войск, в результате которого молодая женщина лишилась левого глаза. По словам коллег, «пиратская повязка», которую она была вынуждена носить после этого ранения, являлась символом её несгибаемого мужества. После этих событий журналистка получила престижную премию British Press Awards в категории «Иностранный репортёр года».

Бывшие коллеги Мэри называли её «самым восхитительным и очаровательным из военных корреспондентов». И если журналистская карьера складывалась у Колвин удачно, то в личной жизни ей не везло. Детей у неё не было, а её первый брак с Патриком Бишопом завершился разводом. Второй муж Мэри, боливийский журналист и писатель Хуан Карлос Гумучо (Juan Carlos Gumucho), покончил с собой в 2002 году.

После гибели журналистки многие заметят – не женское это дело лезть в горячие точки. Зачем рисковать? Неужели не страшно? Хочу сказать несколько слов из своего опыта. Мне пришлось писать в нашу газету военные репортажи во время Второй ливанской войны в 2006 году. Я не рвалась на линию огня, горячая точка была у меня рядом, на соседней улице, в соседнем доме. Интересное наблюдение: страх – это неконтролируемое чувство. Он живёт внутри нас, и мы не знаем, как поведёт себя человек в случае опасности. Например, в будничной жизни довольно-таки решительные люди отсиживались в бомбоубежищах, а слабенькие с виду тихони развозили под бомбёжкой воду и продукты немощным старикам и инвалидам.

Но я не об этом. Меня не пугал вой сирены за окном и грохот взрывов, больше всего я боялась, что отключат электричество, а значит, интернет, и я не смогу вовремя отправить материал в редакцию. Ради чего жертвую? – спрашивала себя. Пришла к выводу, что никакая это не жертва. Журналистика – это пилюля от страха, если хотите, защитная кольчуга, потому что эти новости нужны нашим читателям. Очень жаль, что журналистская броня не уберегла Мэри Колвин.

Света Блаус, Русская Германия, опубликовано №9, 2012 

Категория: История, события, люди | Просмотров: 1623 | Добавил: tamin | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи: Регистрация | Вход

Актуальные предложения | Все