Приветствую Вас Гость! | DE

Регистрация | Вход | RSS | Новости на E-mail
ГЛАВНАЯ  НЕДВИЖИМОСТЬ  БИЗНЕС  ИПОТЕКА  БАНКИ  ИНВЕСТИЦИИ  СТРАХОВАНИЕ  ИММИГРАЦИЯ  СТАТЬИ  ВОПРОСЫ  ДИАЛОГ  О НАС  КОНТАКТ

За рубежом

Календарь новостей

«  Март 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Бизнес в Европе

Дома и квартиры на FB

За границей


Пора покончить с поправкой Джексона-Вэника

13:58

Читайте также
Безусловным признаком приближения апокалипсиса стало то, что я полностью согласен с человеком Обамы в Москве Майклом Макфолом, который говорит о необходимости немедленно, безо всяких предварительных условий и без принятия дополнительных "правозащитных" законов отменить поправку Джексона-Вэника. С годами у меня накопилось немало разногласий с Макфолом, и конечно же, у нас с ним до сих пор есть глубокие противоречия в вопросе продвижения демократии Соединенными Штатами. Однако та критика и те нападки, которым он подвергается за проведение в высшей степени разумной и рациональной политики, обескураживает и приводит в крайнее уныние.

Макфола пинает и кусает тот самый надоедливый хор политических ястребов и фанатиков демократии, который с самого начала пытался сорвать перезагрузку. Всем совершенно ясен и не требует никаких доказательств тот факт, что поправку Джексона-Вэника нужно отменить, поскольку этот закон предназначен для наказания страны (Советского Союза) и экономической системы (государственного социализма), которых больше нет, причем для наказания за действия (лишение евреев права на эмиграцию), которых тоже уже давно не существует. На сегодняшний день поправка Джексона-Вэника это полностью устаревший и бесполезный законодательный акт, бессмысленный анахронизм, служащий одной-единственной цели - раздражать россиян и вызывать у них возмущение.

Но в истеричном и идеологизированном мире продвижения демократии все не так просто. Руководитель Freedom House Дэвид Крамер (David Kramer), выступая недавно на мероприятии, подготовленном неправительственной организацией "Внешнеполитическая инициатива" (Foreign Policy Initiative), заявил:

"С политической точки зрения, в свете ситуации в России, которая постоянно ухудшается, простая отмена поправки Джексона-Вэника безо всякой замены будет расценена в Москве и в Кремле как признак слабости со стороны США. Они поймут это так, что двусторонние отношения больше нужны нам, чем им. Если мы не заменим поправку чем-нибудь, то они расценят это как вознаграждение, несмотря на их плохое поведение, потому что мы их никак не наказываем. На мой взгляд, это должна быть комплексная сделка".

Мягко говоря, это довольно любопытная точка зрения. Поправка Джексона-Вэника это самоочевидно абсурдный закон. Если мы собираемся ее сохранить, то нам надо также ввести санкции против Италии за ее жестокую оккупацию Абиссинии в середине прошлого века, или против Японии за ее неправильное поведение в Маньчжоу-го. Опять же, следует подчеркнуть, что поправка Джексона-Вэника призвана излечить болезнь, которой больше не существует. Жесткий контроль Советского Союза над эмиграцией стал достоянием истории, и российские граждане могут сегодня эмигрировать абсолютно свободно, если они того захотят.*

Как можно называть признаком слабости отмену закона, который абсурден по мнению всех, даже самых яростных путинских оппонентов, таких как Гарри Каспаров, Алексей Навальный и Борис Немцов? Какая же это "слабость" - признавать то, что американские интересы лучше отстаивать путем налаживания устойчивого экономического сотрудничества с Россией, а не никому не нужной конфронтацией? Как может нормализация торговых отношений и незначительное расширение двусторонней экономической деятельности, которые возникнут в результате отмены поправки, ослабить российское гражданское общество и средний класс, который все чаще выступает в оппозиции к Путину и его режиму?

Решение администрации Обамы добиться отмены поправки Джексона-Вэника это не слабость. Это демонстрация достойной восхищения ясности цели и еще более достойной восхищения готовности игнорировать мнение таких людей как Дэвид Крамер. Крамер с самого начала выступает против перезагрузки, и не упускает ни малейшего шанса, чтобы поратовать за проведение такой политики в отношении России, в которой на первом месте стоят непреклонные требования и надменные нравоучения. Крамеру нужна напряженность в отношениях с Россией, так как, с его точки зрения, российские интересы незаконные в самой своей основе. Поэтому неудивительно, что он делает все возможное для устранения той взаимовыгодной и беспроигрышной ситуации, которая поставила бы российско-американские отношения на более прочный фундамент.

Наверное, такова извечная судьба президентов-демократов: быть изображаемыми в виде предателей, дрожащих перед тем или иным взятым наобум злобным диктатором. Но если и существовал когда-нибудь демократ, которого ни в коем случае нельзя считать трусливой и изнеженной тряпкой, то это Барак Обама. Этот человек, как должно быть очевидно каждому, знает, как пользоваться властью и влиянием для достижения международного превосходства Америки. И если он со своими советниками считает, что лучше всего отменить поправку Джексона-Вэника и оказывать давление на Кремль аккуратно и осторожно, то я готов поверить, что это самый эффективный образ действий.

Самое нелепое во всей этой вспышке то, что разногласия между Крамером и Макфолом в действительности незначительные, тактического характера. И тот, и другой полностью убеждены в необходимости продвигать демократию в России, а также в необходимости наказывать нарушителей прав человека, таких как чиновники, виновные в убийстве Сергея Магнитского. Главное разногласие между ними заключается в том, как наилучшим образом добиться этого. Крамер хочет пойти наименее дипломатичным путем, который целенаправленно прокладывается так, чтобы создать максимум имиджевых проблем для Кремля. Между тем Макфол понимает, что русские очень высоко ценят рассудительность и благоразумие, и что им не нравятся нотации на тему "я хороший, ты плохой". Макфол будет за отказ в выдаче виз чиновникам, причастным к делу Магнитского, но действовать при этом он станет тихо и спокойно, через закулисные дипломатические каналы.

Будучи уверенным в том, что "нравственность" как таковая вообще не должна играть никакой роли в формировании внешней политики, я нахожу всю эту борьбу между Макфолом и Крамером более чем глупой. Учитывая предрасположенность США к убийствам при помощи беспилотников, им совершенно не нужен прецедент, благодаря которому иностранные законодатели получат моральное право выносить приговоры подходящим и удобным с политической точки зрения фигурам. (Сегодня мы принимаем меры против российских чиновников - а завтра Франция или Испания начнут вводить санкции против американских чиновников.) Даже если бы США и не нужно было беспокоиться насчет возникновения тревожных прецедентов в связи с предстоящим принятием правозащитного закона, то все равно остается такое немаловажное обстоятельство, как необходимость взаимодействовать и сотрудничать с русскими по целому ряду вопросов. И вполне естественно, если мы будем постоянно ругать их, выставляя в виде злобных демонов, то они вряд ли захотят с нами сотрудничать.

* Возможно, вы помните зловещие предостережения многочисленных западных экспертов о надвигающейся "утечке мозгов". Безусловно, это возможно лишь в такой среде, где международная миграция существует без особых ограничений. Опасности советской утечки мозгов не существовало никогда, потому что поездки за границу и эмиграция находились под жесточайшим контролем государства.

* Не знаю, сколько раз мы должны убедиться в том, что санкции и изоляция лишь укрепляют авторитарные режимы, прежде чем поймем настоятельную необходимость экономического сотрудничества, которому способствует отмена поправки, для ослабления путинского режима. Куба и Ирак 1990-х годов - это показательные примеры почти полной неэффективности санкций.

Марк Адоманис,  inosmi.ru

Категория: История, события, люди | Просмотров: 1404 | Добавил: tamin | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи: Регистрация | Вход

Актуальные предложения | Все